00:59 

Можаш быць злосны і спаліць усю траву на свеце. Але, калі расце ружа, і яна для цябе не трава, у цябе проста рука не падымецца. Ты не зможаш яе так неахайна спаліць, зламаць, растаптаць.

22:46 

Дни хорошего настроения и любви к окружающему. Божечки, благодарность ко вселенной, не знаю даже, кому там молиться.

Во-первых, конечно, дорогой Х. Теперь он так редко, но так неожиданно - с теплом и вниманием, так хорошо-приятно. Много и тепло думаю о нём, греюсь, радуюсь, что есть такой человек хороший. Втихую хочу быть поближе, конечно, но не обращаю это в страдания (вот удивительно!!!)

Сёння пабачыла Васіля. Ізноў - увага, кампліменты, узаемная цёплая ўсмешка. Рэдкі чалавек, далёкі, у абсалютна сваім жыцці, але ўсё адно - мой аб'ект любові, спакойнай і ўраўнаважанай, вызываючы толькі радасць ад прысутнасці і нічога - ад адсутнасці.

Очень неожиданная встреча с Анной-Марией на кассе в Малиновке. Совсем не присутствующий в моей жизни человек, но такой интересный, талантливый, приятно смотреть на неё.

Дарья. На минуту, но красиво и радостно.
(не понимаю, почему встретиться на минуту - не считается? если у людей мало времени, и они не встречаются от этого вовсе. глупости и вздор!)

Немного даже Чиж. Хотя тут почти равнодушно, но засчитаю.

Дорогой Урбан. Каждый раз, когда он начинает говорить о чём-то слишком долго, в подробностях, занудно, думаю - как же я люблю этого человека, потому что в такие моменты - это только моя любовь, а не привычная всеобщая, к весёлому и умному.

Дашенька, которая чуть не раздела меня на паре по религии, чтобы посмотреть мою татуировку. Дорогая моя.

Паліна. З доўгімі размовамі на палову ночы і смехам.
Мая асноўная занятасць - з раніцы і днём. Яе - дзень і вечар. Значыць - застаецца толькі ноч.
Я так рада з ёй жыць! Нават калі злая, засмучоная, не хачу гаварыць. Любога іншага - проста забіла бы.

Монич - мой самый любимый экскурсовод (вообще экскурсоводов ненавижу, а этого - обожаю)
Рассказывает про восточную мифологию, влюблённо смотрю в рот, жду каждое слово. На вес золота.


И напоследок. Ты. Очень странно пытаешься войти, говорить. А может - просто всё, как всегда. Ничего тебя не смущает.
Я отвечаю тебе вк, с радостью понимая, что ты удалишь страницу через пару дней максимум. Отвечаю даже оживлённо, потому что слишком интересный предмет разговора, не могу не обсудить, ни с кем другим об этом не поговорю.
А дальше - всё, достаточно.
Ты звонишь 4 раза за вечер, никак не можешь представить, что Я могу не ответить. Но мне достаточно.

01:37 

Сегодня впервые вышла в люди после дней анабиоза (не считая вчерашней лекции Вальжины Морт, но там не предполагалось активного взаимодействия с кем-либо).

Гладила корги (впервые прикасаюсь к собаке после смерти Умки, и мне так нравится запах псины, и большие мягкие уши, и крепкие лапы – вообще всё).

Встретилась с Лизой (всё было удивительно нежно) и О. (прекрасно говорили о театре, так хорошо, что наконец не о работе).

«тебя же сейчас даже иголкой можно убить».

Без Д.Б. снова плачу.

Нужно спать.
Нужно как-то жить с собой вот эдакой.
Нужно не быть вот эдакой.

Не любить тех, кто не может любить меня (это грех глупости, грех слепоты, грех уродства).
Не делать зла тем, кого люблю.
Писать, не любуясь собой.

@темы: облегчая труды друзей, сплетников и биографов

00:57 

Вернула В.С. в белый список, потому что если ты захочешь что-то обо мне знать, то знай всё и делай с этим что угодно (и я, конечно, не заслужила благородства, мои поступки не могут тебя к нему обязать, да и не нужно, не важно, что вообще может быть важным, если..).

На самом деле я хочу сказать тебе (то есть о тебе, обо мне, о нас): я невероятно далеко продвинулась по пути безумия, и я не могу не делать плохих поступков, и мне страшно от себя, в общем, я не пытаюсь рассказать тебе, что я не виновата или виновата не очень (виновата, очень, смертельно), я хочу сказать лишь то, что всегда тебя любила и всегда буду, это всё было не от нелюбви, причина не в том, и если я в чем-то перед тобой невинна, так это в моей нежности, как бы кощунственно не звучало это слово после всего, что я тебе сделала.

Я не хороший человек и не раскаиваюсь только от того, что сделала плохой поступок – для раскаяния мне нужна сильная непреходящая любовь, а такое со мной редко случается, но ты вот случилась, и я, лелеющая себя обычно, наконец не прощаю.

И не могу никак оставить этот разговор – то, что я не направляю слова туда, где ты их прочтешь непременно, развязывает мне руки, поскольку я ничем не спекулирую, ни во что тебя не вовлекаю – просто говорю в пустоту о непреодолимом.

00:44 

О. спрашивает о Д.Б. и рассказывает, сколько раз посмотрела то видео, где ветер треплет ее волосы.
О. говорит о нереальности лица Д.Б., и я стыдливо отвечаю: «Да, это божье чудо». Мне не хочется ни с кем говорить о Д.Б., и, хоть я рассказываю только самые общие и неитимные вещи, от каждого слова внутри горла стоит неловкость святотатства.

Я вздорная баба в сравнении с нею, и никто не может любить меня так, как любят ее (она любит лишь потому, что лучше и зорче всех на свете, под вздорной бабой вот рассмотрела что-то из моего фарфорового и хрустального детства, из юности на полу среди рассыпанных книг). Вздорной бабой (то есть предприимчивой, жизнеспособной и прямой) меня сделало отсутствие заботливых родственников, которые бы решали мои материальные проблемы и, наверное, будь всё это иначе, я не стала бы такой до тошноты реальной, плотской (меня же чаще хотят, чем любят, и принимают первое за второе – это потому, что я вся очень плотская, за плотью во мне ничего почти и не видно, за губами этими, волосами, грудью), но что толку от условного наклонения, когда есть реальность и то, что она с каждым в меру его сопротивления делает. В результате всего меня почти невозможно любить (мне же первой и невозможно), и я думаю об этом с горечью, поскольку боюсь, что Д.Б. устанет сидеть у горы красивого мяса.

00:31 

Три дня я лежала в руках Д.Б. с плачем, с воем, со страхом, и по ночам она баюкала меня и держала в объятьях (сегодня, когда она утром отодвинулась на другую сторону кровати, я сквозь сюжеты видений ощущала пустоту, и поверх сонного иномирья стояла картина того, как она идет по коридору и распахивает дверь на залитую солнцем кухню – бесконечно повторяющийся уход, полный моей тоски. Скоро я наткнулась на ее спину, развернула к себе и уже больше не отпускала до самого пробуждения). Она мне всё: и жена, и сестра, и мать, и все мёртвые и потерянные, и взгляд Девы Марии, ради которого я ходила в костёлы. И поэтому все, кто смотрит на неё с желанием ответной любви, мне враги: признание, пускай и с оговорками о его безнадежности, по своей форме суть надежда и оправдание этой надежды в собственных глазах (к примеру, мне нечем себя оправдать – поэтому я вообще не пишу В.С., а если бы написала «я знаю, что ты меня не простишь, но хочу попросить прощения» – это был бы кошмар и ложь, так и все признания в любви всегда произносятся с желанием ответа словом и действием, а потому после этого мне больше не о чем говорить с любящими ее – мы по разные стороны, и чтобы вам стать счастливее, я должна умереть, и я не стану вам помогать в этом, напротив, я буду проклинать вас и ненавидеть как убийц).

23:24 

Бог душит меня и доводит до границы смерти, а я оказываюсь ещё хуже его рук, поскольку послушно вдыхаю в перерывах между удушьями, пью кровь, ем чужие внутренности – лишь бы позволить себе быть на каких угодно условиях, даже игрушкой злых пальцев, даже ничем.

23:20 

Покаянный список.

К., я сделала ошибку, мне жаль, я прошу у тебя прощения и за то, что делала, и за то, что сказала – ты всегда была ко мне добра, ты всё мне прощала, но это, безусловно, было за границами твоей ко мне нежности, и просьба о прощении направлена скорее в воздух, в безнадежное, чем собственно к тебе.

Б.Ц., мне жаль, просто не нужно было ничего вообще – ни мне, ни тебе.

Д.Р., мне жаль, что я причинила тебе боль, но я не могла остаться, и с каждым днём я понимаю это всё лучше. Ты душила меня, я тебя ранила, это можно прекратить только молчанием и расстоянием. Но мне правда жаль, что тебе больно, потому что я люблю тебя и всё о нас помню.

Я.В., я очень старалась не ранить тебя больше, чем это было необходимо, чтобы уйти, но не вышло. Ты меня не слышала, и я наконец потеряла терпение – так и получился наш последний разговор. Я надеюсь, что ты понимаешь, сколько хорошего я о тебе помню и сколько счастья желаю.

А.Ш., мне жаль, что я тебя потеряла, жаль, что всё произошло именно так. Я жалею не о действии, но о его контексте, о своём молчании.

В.С.
Я знаю, что виновата так, что не имею права когда-либо произносить и писать «прости меня», адресуясь к тебе непосредственно. Ложь любимым – это самый тяжкий грех в системе моих ценностей. Я не говорила тебе правды и сделала то, что сделала – теперь сама себе этого не прощаю. И ложь, и то, что она прикрывала равно ужасны и не могут иметь оправданий, особенно если помещены посреди любви.
Я не стану с тобой заговаривать и трогать, потому что осознаю, что слово, обращённое к человеку, есть ожидание (ответной любви, забвения прошлого), а мне ждать нечего – ты во всём права, Л., я просто хочу говорить о тебе морозному воздуху, своей комнате, темноте, потому что ты красота.




Я пишу это, зная, что пока не выбралась из ада – и край ещё не скоро. И я не верю себе, когда обещаю прожить без причинения большого зла. Наверное, мой покаянный список расширится. Это всё кошмар, мне нужен психотерапевт и спокойствие, я не могу держаться ни в каких рамках уже, но бог сидит на моей груди и душит, он убирает руки с моего горла ровно на один вдох, когда я уже синею и теряю сознание, а потом снова давит, сжимает. В последние полгода у меня нет спокойствия длиннее недели – вдох посреди мучительной асфиксии. Всё это не делает меня святой и правой, лишь объясняет кое-что, пожалуй.

21:32 

северная пчелка
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Фильмопост-2018

Январь
15-22

23. Лед, 2018, реж. Олег Трофим
Я утром: Не буду же я плакать над мелодрамой с Петровым! *агрессивно крашу глаза*
Я спустя два часа: *плачу не моргая, чтобы не смыть лайнер*
"Лед" дал мне вообще все, ради чего стоило идти на него, и даже больше. Например, я не ждал, что будут петь! Да и вообще к поющему Петрову жизнь меня не готовила.
Или вот еще: шампанского кастинг-директору и локейшн менеджерам! Отличная сказка - без неуемной и неумелой эротики, как у нас часто пытаются сделать.
Монтаж такой, ровный вгиковский, как по писаному! Можно показывать как образец: вот, ребята, растянутое время, а вот сжатое, тут у нас искусственная топография и движение камеры, а здесь отраженное действие, каково?
Шутки про ЗВ! Уместные!! Вот это неожиданный поворот! Неожиданнее только внезапное десятисекундное камео Бондарчука :lol:
В конце не хватало только спеть From Now On.
Отличная история про упорную работу, поддержку, самоотдачу и вот это все. И про любовь, конечно.
Как же я рад тому, что я молод и эмоционален. Это моя суперсила.
запись создана: 01.01.2018 в 23:14

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

We were born to fly

главная