23:59 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Гоголь, конечно, не хотел приходить; слава о четвергах у Греча шла самая дурная, дескать, сплошь там сброд один, прихлебатели и прочие далеко не аристократические хари. И все-таки, там же встречались и люди самые что ни на есть достойные, начиная с молодых литераторов и заканчивая издателями.
Оказаться в стане победителей для Гоголя было большой радостью и даже личной победой, и он очень ценил доверие многоуважаемого Дельвига и обожаемого Пушкина; но вместе с тем, ему часто (даже слишком часто, с благоговейным каким-то ужасом признавал Гоголь) не хватало общества живого, не накрахмаленного по самые уши. И денег. Еще Гоголю остро не хватало денег.
А деньги были у тех, кто выбрал массовую журналистику.
«Тысячи мух не могут ошибаться!» — гордо говорил Пушкин, после чего не менее гордо занимал денег у Плетнева, потому что у самого солнца русской поэзии ни гроша за душой не водилось. В основном из-за пристрастия к азартным играм и к модной одежке, которая выглядела, как из помойки, а стоила, как из золота.

Булгарину в глаза Гоголь смотреть боялся. С тех пор, как он сбежал с любезно выпрошенного для него Фаддеем Венедиктовичем места под руководством Фон-Фока, да еще и прямиком во враждебный лагерь, ему было неловко за собственную неблагодарность.
Тем более что газету Булгарина он читал от корки до корки, в отличие от часто скучных листков Пушкина и Дельвига.
Из беспросветной рефлексии Гоголя вывел крепкий хлопок по плечу. Он обернулся почти испуганно и обомлел: поприветствовать его подошел сам Булгарин.
— Николай! Я верил, что рано или поздно ты откликнешься на приглашение!
Гоголь неловко пробормотал в ответ какую-то затертую формулу благодарности, нервно проведя рукой по своему коротко стриженному затылку.
— Ну что же ты, лицо проще! Все свои! — Булгарин растянул губы в добродушной улыбке. — Выпей чего-нибудь, станет легче. Горелки я тебе не обещаю, но что-нибудь придумаем.
Гоголь покраснел. Конечно, Булгарин читал его повести; откровенно говоря, отзывы его были не самыми похвальными, что Гоголя одновременно задевало и расстраивало, хотя Пушкин и Вяземский в один голос прославляли талант молодого товарища.

Заговорить о своем творчестве Гоголь не решался. Вокруг Булгарина вилась свита: может, поэтому он позволял себе панибратство с человеком из аристократического лагеря? Больше всех суетился Строев, похожий на декоративную собачку. Булгарин, вместо просителя ставший хозяином положения, казался даже вышел ростом и благороднее лицом, и Гоголю стало еще более неловко.
Быстро сориентировавшись, Булгарин вежливо разогнал толпу вокруг себя. Подхватив Гоголя под локоть, он чинно повел его к столу с богатым выбором алкоголя и закусок.
— Так что, Николай, над чем работаешь? — мягко поинтересовался Булгарин, вручив Гоголю стакан виски-колы. — Снова мистика с миллионом подробностей? Психологическая драма, где все умерли? Сатира на гнилую реальность?
— Ну что же вы, Фаддей Бенедиктович, право слово... — снова смутился Гоголь. Под внимательным взглядом Булгарина он отхлебнул напитка и тут же надкусил любезно протянутый бутерброд. — Я ведь со всей душой...
— Конечно, Коленька, я же не спорю, что с душой! — с готовностью закивал Булгарин. — Души-то у тебя на всю Малороссию хватит, это я уже понял.
— Да я, собственно... — снова начал Гоголь, но замолчал за отсутствием нужных слов.
— Ты мне вот что скажи, — перехватил инициативу Булгарин, — откуда столько ненависти, кхм, к честному польскому народу? Мне даже неловко с тобой говорить, а ну застрелишь!
Гоголь поперхнулся виски, и Булгарину пришлось хлопать его по спине.
— Так вы... обижены?
— Да что ты такое говоришь, Коля! — суетливо рассмеялся Булгарин. — Мне же просто интересно, я ведь журналист, мне вообще все интересно...
— Честное слово, ничего личного, — не обращая внимания на неловкие оправдания, рассмеялся Гоголь, почувствовав впервые за вечер, что напряжение его постепенно отпускает. — Лирические герои, понимаете... Я ведь пишу от лица тех, кто...

Они говорили весь вечер. Конечно, Булгарин успевал мелькать у каждой группки гостей, попеременно развлекая их то анекдотом из жизни, то журналистской байкой. Конечно, свита периодически снова собиралась вокруг своего принципала, отчего он важничал пуще прежнего и даже немного поучал Гоголя с высоты своего опыта и несомненного успеха. Конечно.
Представить на этом сборище Пушкина или Дельвига у Гоголя не получалось. То, что аристократам донесут о его присутствии, не вызывало сомнения; страха, впрочем, не вызывало тоже. Было весело, шумно, громко; Булгарин ненавязчиво познакомил Гоголя с парой издателей, от чьих мнений зависела чуть ли не вся книжная индустрия Петербурга; после некоторых анекдотов Гоголь смеялся вместе с присутствующими, как-то разом растеряв свой мрачно-серьезный вид.

Гости расходились глубоко заполночь, почти под утро. Булгарин, разумеется, всех гостей, включая Гоголя, просил остаться, причитая, что задержал всех сверх меры; гости в один голос возражали, что это они задержали хозяев.
Гоголь вышел на улицу осоловелым: то ли от количества выпивки, то ли от обилия впечатлений. Из кармана торчали острые уголки визиток издателей, редакторов и книгопродавцев; какая-то разудалая девица оставила свой номер помадой на рукаве рубашки; под мышкой будто сама собой оказалась книга со стихами кого-то из гостей: на первом же развороте торжественно чернел автограф поэта. Все это казалось почти нереальным: свет, гул голосов, всеобщее веселье.
Гоголь остановился посреди улицы, вспомнив, что денег на такси у него отродясь не водилось. Осознание этого не принесло особенного горя; едва ли не в первый раз за долгое время в Петербурге дышалось легко.
Он перевел взгляд в сторону Невы. Занимался рассвет.

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

23:23 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В театре все по-прежнему. Снимали сегодня прогон «Анны Карениной» и немного — «Королевства кривых зеркал».

В перерыве между первым и вторым актами Артем ходил по большому балетному залу, иронично напевая своим громким оперным голосом «Я бью женщин и детей, потому что я красавчик» Стрыкало.
Пока одни артисты исполняли свои партии, Николай разминался у дальней стенки зала: шея, кисти, ноги, поясница. Руки в замок. Ноги на шпагат. мое сердечко сделало *ебоньк*
Казалось бы, зачем «Анна Каренина», если партию Вронского исполняет не Николай. А Кити — не Соня.
Зато Каренин — Владимир. Отличный Каренин, надо признать, у него. В «Мастере» у Владимира роль Понтия Пилата.

В малом балетном зале оказалось очень холодно. Мацко пил чай, девочки сидели в куртках, а между батареями почему-то лежала труба — та труба, которая музыкальный инструмент, а не просто железяка. Яна обмоталась шарфом по самый нос.
«Артем, не страдай! Иди, вон, сядь на тряпочку», — напутствовал Мацко уставшего Артема.
Мацко заценил мою кофту, и Яна смертельно обиделась, пошутила на этот счет уже шесть раз, потом кричала «ЭТО МОЙ ДИПЛОМ, ЯСНО» :"D

По пути домой сделал фото, Женя сказала: как будто в Ночном Рыцаре. Классное сравнение!

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

16:29 

фея в шляпе
Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
Я всегда мечтала много работать по творческой специальности. Сейчас у меня такая возможность есть; я ею пользуюсь, но - где эта уверенность в своих силах? Где эта бесконечная концентрация на работе, истовая, отчаянная жажда результата? Где этот импульс, дающий силы пахать и пахать дальше, пока от твоих действий не появится самородок? Ручки не то чтобы опускаются, нет, но плечи нервно дёргаются при виде груза работы, мысли тоскливо переходят на остальные проекты, не связанные с работой, но такие же нежно любимые и дорогие, как она, а инициатива и готовность трудиться бок-о-бок идут с неудовлетворённостью своими результатами (и недостаточным старанием заодно) и неверием в свои возможности и способности.

Я всё равно буду работать, я это не брошу, уже слишком много сделано для этого будущего, которое я для себя хочу и о котором мечтаю. Просто всякий раз, когда я слышу, что надо приниматься за работу с позитивными установками и находиться в перманентной ловле кайфа от того, что ты делаешь, я хочу кинуться котом в экран. Отчасти из-за того, что у меня так просто не получается, отчасти из-за зависти, отчасти из-за ложного (я и сама это признаю) желания протеста - что значит "надо", неужели для работы будет лучше, если я буду заставлять себя пребывать в каком-то несвойственном мне состоянии?

Результаты: три написанных сценария, из которых чего-то стоит только один (и то с ним надо "поиграть"), четвёртый в процессе, а ещё надо сделать штуку, которую я никогда в жизни не делала и которая почти стопроцентно съест всё свободное время.
Оно, конечно, этого стоит. Но творческий процесс сродни родам: мучителен, тяжек и длится больше времени, чем у других "мамочек", которые, в отличие от тебя, детей "выпуливают" едва ли не как пробки из шампанского.

Ыыы.

@музыка: Allan Sherman - My Son, The Vampire

@темы: грусть-тоска меня снедает, комуто херовато, мыслепоточное

We were born to fly

главная